Владислав Лаврик. Интервью трубача.

О музыкальных инструментах. Интервью и отзывыВладислав Лаврик – трубач, родился 29 сентября 1980 года в г. Запорожье в семье музыкантов. Окончил музыкальную школу по классу фортепиано. С 1994 года обучался в Музыкальном колледже при МГИМ им. А. Шнитке у преподавателя класса трубы А. М. Паутова. Уже обучаясь в колледже, Владислав выступал с различными оркестрами как трубач – солист, в России и за рубежом.

В 1998 году поступил в Московскую консерваторию им. П.И. Чайковского, класс профессора Ю.А.Усова После окончания второго курса консерватории (2000г.), В. Лаврик был приглашен в Российский национальный оркестр и в 2001 году стал концертмейстером группы труб, являясь самым молодым музыкантом в истории оркестра, назначенным на эту должность. Владислав Лаврик закончил Московскую консерваторию (2003г.), а затем аспирантуру (2005г.) у доцента Ю.Е. Власенко.

Владислав является призером Московского международного фестиваля юных солистов (1997;1998гг.), лауреатом нескольких международных конкурсов, среди них: “Конкурс молодых трубачей им. Т. Докшицера” (1994, 1996гг.), международный конкурс “Классическое наследие” (1994г.), “Московский международный конкурс трубачей” (2000г).
Помимо сотрудничества с РНО, Владислав Лаврик дает мастер-классы, участвует в российских и зарубежных фестивалях (в том числе, фестиваль “Европалия” в Брюсселе (2005г.), выступает в качестве солиста со многими коллективами и дирижерами, такими как: Михаил Плетнев, Владимир Спиваков, Юрий Башмет, Александр Ведерников, Константин Орбелян, Александр Сладковский, Максим Шостакович, Валерий Халилов – исполняя классические и джазовые произведения.

–Наш раз­го­вор мне бы хо­те­лось на­чать с то­го вре­ме­ни, ког­да Вы приш­ли ра­бо­тать в РНО. Тог­да в ор­ке­ст­ре был дру­гой воз­ра­ст­ной сос­тав. Вы мо­же­те вспом­нить своё пси­хо­ло­ги­чес­кое ощу­ще­ние? Вам 19 лет, а вок­руг си­дят лю­ди дру­го­го по­коле­ния, уже сло­жив­ши­е­ся му­зы­кан­ты.
–В 2000 го­ду, пос­ле кон­цер­та в ЦДРИ ко мне по­до­шёл инс­пек­тор РНО и ска­зал: «Поз­во­ни на­ше­му ди­рек­то­ру и при­хо­ди к нам, по­иг­ра­ешь!» Тог­да это не про­из­ве­ло на ме­ня боль­шо­го впе­чат­ле­ния! Толь­ко сей­час я по­ни­маю, нас­коль­ко это бы­ло от­ве­т­ствен­но и серь­ёз­но – про­бо­вать­ся, иг­рать в ор­ке­ст­ре та­ко­го уров­ня. Ко­неч­но, я мно­го слы­шал
о Плет­нё­ве, слу­шал его за­пи­си, был на кон­цер­тах, но в тот мо­мент я да­же не по­ни­мал всю серь­ёз­ность про­ис­хо­дя­ще­го. Пос­ле прос­лу­ши­ва­ния я был при­нят в ор­кестр и сра­зу иг­рал пар­тию пер­вой тру­бы, а че­рез пол­го­да стал со­лис­том ор­ке­ст­ра и кон­це­рт­мейс­те­ром груп­пы труб.

–Сколь­ко лет бы­ло Ва­шим кол­ле­гам по груп­пе?
–Сред­ний воз­раст, я ду­маю, око­ло со­ро­ка… Сей­час я уже по­ни­маю, как выст­ра­и­ва­ют­ся вза­и­мо­от­но­ше­ния в кол­лек­ти­ве, мо­гу ска­зать, что мне уда­ёт­ся на­хо­дить об­щий язык с мо­и­ми кол­ле­га­ми и да­же сгла­жи­вать ост­рые уг­лы в об­ще­нии, но тог­да я во всём шёл нап­ря­мик – эмо­ции вып­лёс­ки­ва­лись, и мне всё хо­те­лось ис­пол­нять толь­ко так, как я чув-ствую! В то вре­мя я да­же не за­ду­мы­вал­ся о том, как это выг­ля­дит со сто­ро­ны.

О музыкальных инструментах. Интервью и отзывы

–Как из­ме­ни­лось Ва­ше пси­хо­ло­ги­чес­кое ощу­ще­ние ра­бо­ты в ор­ке­ст­ре за эти шесть лет?
–Очень силь­но! Ког­да я толь­ко при­шел в ор­кестр, я чувство­вал от­ве­т­ствен­ность толь­ко за се­бя, за свою пар­тию, за свои со­ло, а се­год­ня – я не­су от­ве­т­ствен­ность и за зву­ча­ние сво­ей груп­пы, и за всю груп­пу мед­ных ду­хо­вых. А это уже сов­сем дру­гой уро­вень от­ве­т­ствен­нос­ти.
Се­год­ня я ста­ра­юсь при­ло­жить все си­лы для то­го, что­бы груп­па мед­ных ду­хо­вых на­ше­го ор­ке­ст­ра зву­ча­ла на са­мом вы­со­ком уров­не!

–Ка­ко­вы кри­те­рии это­го зву­ча­ния?
–Еди­но­об­ра­зие. Сю­да вхо­дят и штри­хи, и зву­ча­ние, и ди­на­ми­ка, по­ни­ма­ние ру­ки ди­ри­жё­ра, сти­лис­ти­ки про­из­ве­де­ний и ком­по­зи­то­ров. Еди­ная ма­не­ра ис­пол­не­ния.

–Су­ще­ст­ву­ет ли в Ва­шем предс­тав­ле­нии об­раз иде­аль­ной груп­пы, груп­пы Ва­шей меч­ты?
–Су­ще­ст­ву­ет, и мы стре­мим­ся та­кой груп­пой стать. Это как ак­корд ор­га­на – пол­но­та зву­ча­ния и синх­рон­ность.

–Как сфор­ми­ро­ва­лось это ощу­ще­ние?
–Я пос­то­ян­но слу­шаю за­пи­си раз­лич­ных ор­ке­ст­ров, в ос­нов­ном аме­ри­ка­нс­ких. Толь­ко что мы вер­ну­лись из по­езд­ки по США, где мне уда­лось по­об­щать­ся с аме­ри­ка­нс­ки­ми тру­ба­ча­ми, и я сде­лал для се­бя та­кое лю­бо­пыт­ное отк­ры­тие: у них очень хо­ро­шая шко­ла, но та­ла­нт­ли­вых му­зы­кан­тов у нас боль­ше! Я иг­рал с аме­ри­кан­ца­ми вмес­те – у нас был сов­ме­ст­ный кон­церт: РНО иг­рал с Си­эт­лским сим­фо­ни­чес­ким ор­ке­ст­ром. Я си­дел вмес­те с аме­ри­кан­ца­ми и слы­шал, что по от­дель­нос­ти они – не та­кие уж и яр­кие со­лис­ты, но по уме­нию вмес­те взять, снять но­ту, сде­лать кре­щен­до – аме­ри­кан­цам нет рав­ных! Чёт­кие штри­хи, иде­аль­ная ата­ка. Это по­ра­жа­ет.

–Как Вы счи­та­е­те, где над этим нуж­но ра­бо­тать: на уров­не му­зы­каль­ной шко­лы, учи­ли­ща или ВУ­За?
–На мой взгляд, сей­час с уче­ни­ка­ми ник­то по-нас­то­я­ще­му не за­ни­ма­ет­ся, из­ме­ни­лось от­но­ше­ние пре­по­да­ва­те­лей к ра­бо­те. Я го­во­рю о проб­ле­ме в це­лом. Я знаю прек­рас­ных пе­да­го­гов, и у не­ко­то­рых из них мне пос­ча­ст­ли­ви­лось учить­ся, но ко­ли­че­ст­во та­ких лю­дей в масш­та­бе на­шей стра­ны все-та­ки не­дос­та­точ­но.
Ко­неч­но, эти проб­ле­мы свя­за­ны и с эко­но­ми­чес­ки­ми фак­то­ра­ми, и с тем, что на­ша стра­на в те­че­ние дли­тель­но­го пе­ри­о­да на­хо­ди­лась прак­ти­чес­ки в ре­жи­ме зак­ры­то­го
об­ще­ст­ва. Но сей­час уже не­воз­мож­но иг­но­ри­ро­вать вы­со­кий класс за­пад­ной ор­ке­ст­ро­вой куль­ту­ры, раз­ви­тие фран­цу­зс­кой, не­мец­кой, аме­ри­ка­нс­кой ду­хо­вых школ! В се­год­няш­нем ВУ­Зе нет, как та­ко­вой, серь­ёз­ной под­го­тов­ки к ра­бо­те в ор­ке­ст­ре. Кон­сер­ва­то­рии, в основном, го­то­вят со­лис­тов, а не ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных му­зы­кан­тов-ор­ке­ст­ран­тов и ан­са­мб­лис­тов. А как мож­но быть му­зы­кан­том и не уметь, не по­ни­мать то­го, как иг­рать в ан­са­мб­ле? Ес­ли бы к та­лан­ту рос­сийс­ких му­зы­кан­тов при­ба­вить аме­ри­ка­нс­кую шко­лу ан­са­мб­ле­вой иг­ры…
С этой целью на ба­зе му­зы­кан­тов РНО мы соз­да­ли ан­самбль мед­ных ду­хо­вых инстру­мен­тов. Мно­гок­рат­ные сов­ме­ст­ные за­ня­тия, бе­зус­лов­но, по­мо­га­ют нам дос­тичь по-нас­то­я­ще­му вы­со­ко­го ан­са­мб­ле­во­го вза­и­мо­по­ни­ма­ния.

–За­пи­си ка­ких аме­ри­ка­нс­ких ор­ке­ст­ров Вам нра­вят­ся?
–Нап­ри­мер, Чи­ка­гс­кий сим­фо­ни­чес­кий ор­кестр, Нью-Йорк-фи­лар­мо­ник… Мне нра­вит­ся ка­че­ст­во ис­пол­не­ния и уро­вень со­лис­тов.

–Как из­ме­ни­лись Ва­ши твор­чес­кие за­да­чи за вре­мя ра­бо­ты в ор­ке­ст­ре?
–Я стал бо­лее комп­ле­кс­но восп­ри­ни­мать свою ра­бо­ту. По­ми­мо ин­ди­ви­ду­аль­ных за­ня­тий, ра­бо­ты с груп­пой мед­ных ду­хо­вых инстру­мен­тов на­ше­го ор­ке­ст­ра, мне бы
хо­те­лось внес­ти свой вклад в по­пу­ля­ри­за­цию тру­бы как соль­но­го инстру­мен­та в Рос­сии.

О музыкальных инструментах. Интервью и отзывы–Кто и в ка­кой ме­ре пов­ли­ял на Ва­ше раз­ви­тие как му­зы­кан­та?
–На моё по­ни­ма­ние тру­бы, на моё раз­ви­тие в очень боль­шой сте­пе­ни пов­ли­я­ли мой пе­да­гог, Ана­то­лий Ми­хай­ло­вич Па­у­тов, и мой отец.
Ес­ли бы мое на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние сло­жи­лось ина­че, я не уве­рен, что в 19 лет стал бы со­лис­том ор­ке­ст­ра. По­ми­мо кон­цер­тов и за­пи­сей за­пад­ных со­лис­тов и ор­ке­ст­ров,
ко­то­рые я слу­шаю и ко­то­рые, ко­неч­но, вли­я­ют на моё предс­тав­ле­ние об ис­пол­не­нии раз­лич­ной му­зы­ки, я, бе­зус­лов­но, ста­ра­юсь пе­ре­нять тра­ди­ции рус­ской ис­пол­ни­тельс­кой шко­лы и та­ких яр­ких ее предс­та­ви­те­лей, как: Т. Док­ши­цер, В. Мар­го­лин, Л. Во­ло­дин, Ф. Ри­гин, Ю. Кри­во­ше­ев.
В мо­ём раз­ви­тии как му­зы­кан­та так­же сыг­ра­ло боль­шую роль то, что я учил­ся и окон­чил му­зы­каль­ную шко­лу по спе­ци­аль­нос­ти фор­те­пи­а­но. Имен­но бла­го­да­ря мо­ей ма­ме-пре­по­да­ва­те­лю фор­те­пи­а­но и пре­по­да­ва­те­лям му­зы­каль­ной шко­лы, я ис­пол­нял мно­же­ст­во яр­ких и слож­ных про­из­ве­де­ний, ко­то­рые раск­ры­ва­ли во мне спо­соб­ность чувство­вать му­зы­ку.

–К трак­тов­ке, к при­ня­тию му­зы­каль­но­го ре­ше­ния Вы при­хо­ди­те пос­ре­д­ством ана­ли­за про­из­ве­де­ния, или Вам по­мо­га­ет ин­ту­и­ция? К ка­ко­му ти­пу му­зы­кан­та Вы бы от­нес­ли се­бя?
–На­вер­ное, в боль­шей сте­пе­ни – к ин­ту­и­тив­но­му. Во­об­ще, без ин­ту­и­ции, на од­ной ма­те­ма­ти­ке ты ни­че­го не сыг­ра­ешь! Ведь ис­пол­не­ние – это, преж­де все­го, субъ­ек­тив­ное ощу­ще­ние то­го, как это на­до де­лать, под­пи­тан­ное по­ни­ма­ни­ем сти­ля и тех­но­ло­гии.

–Ва­ше по­ни­ма­ние му­зы­ки ни­ког­да не шло враз­рез с мне­ни­ем ди­ри­жё­ра?
–Ко­неч­но, бы­ва­ет, что на­ши мне­ния не сов­па­да­ют.    

–И тог­да Вы идё­те на комп­ро­мисс?
–Тог­да мне при­хо­дит­ся на­хо­дить что-то сред­нее, но та­кое, чтоб и мне бы­ло ин­те­рес­но!
–Как про­ис­хо­дит Ва­ша до­маш­няя ра­бо­та над ор­ке­ст­ро­вой прог­рам­мой?
–Ка­кие-то про­из­ве­де­ния я слу­шаю в за­пи­сях, ка­кие-то не слу­шаю спе­ци­аль­но. Мно­гое за­ви­сит от то­го, нас­коль­ко я чувствую стиль, знаю эту му­зы­ку и ком­по­зи­то­ра.

–А ес­ли предс­то­ит ис­пол­не­ние му­зы­ки дос­та­точ­но слож­ной сти­лис­ти­ки, нап­ри­мер, сим­фо­ний Бет­хо­ве­на?
–Пер­вые за­пи­си сим­фо­ний Бет­хо­ве­на, ко­то­рые я ус­лы­шал, бы­ли за­пи­си в ис­пол­не­нии ор­ке­ст­ра п/у Ка­ра­я­на. По­том я прос­лу­шал все сим­фо­нии в ин­те­рп­ре­та­ци­ях раз­ных ди­ри­жё­ров и ор­ке­ст­ров.
Но на моё се­год­няш­нее по­ни­ма­ние му­зы­ки венс­ких клас­си­ков, и в том чис­ле Бет­хо­ве­на, на то, как её на­до иг­рать и на ка­ких инстру­мен­тах, пов­ли­я­ли ди­ри­жё­ры, с ко­то­рыми я иг­раю.

–На ка­ких инстру­мен­тах сле­ду­ет ис­пол­нять эту му­зы­ку?
–По­нят­но, что во вре­мя Бет­хо­ве­на бы­ли на­ту­раль­ные тру­бы. Но для ме­ня тут ва­жен не воп­рос фор­маль­но­го ау­тен­тич­но­го ис­пол­не­ния, а ин­то­на­ци­он­ная и темб­раль­ная бли­зость де­ре­вян­ных и мед­ных ду­хо­вых инстру­мен­тов то­го вре­ме­ни. Что­бы до­бить­ся это­го эф­фек­та сли­я­ния темб­ров, мы ис­поль­зу­ем не­мец­кие пе­даль­ные тру­бы. Они
да­ют мяг­кое и кон­це­нт­ри­ро­ван­ное зву­ча­ние, не­об­хо­ди­мое для му­зы­ки венс­ких клас­си­ков и ран­не­го ро­ман­тиз­ма.

–Рас­ска­жи­те о сво­их инстру­мен­тах.
–Мой ос­нов­ной инстру­мент – «Yamaha» Bb мо­дель «Xeno». На ней я иг­раю соль­ные кон­цер­ты и мно­гие ор­ке­ст­ро­вые про­из­ве­де­ния: Шос­та­ко­вич, Стра­ви­нс­кий, му­зы­ка двад­ца­то­го ве­ка. Во­об­ще, в ор­ке­ст­ро­вом ре­пер­ту­а­ре ис­поль­зу­ют­ся раз­ные тру­бы для раз­ных про­из­ве­де­ний. Сво­им инстру­мен­том Bb я очень до­во­лен. И те инстру­мен­ты этой фир­мы, что я про­бо­вал: тру­бы пик­ко­ло, C, D, Es – все они мне очень пон­ра­ви­лись.

–С ка­кой тру­бой Вы пос­ту­пи­ли в ор­кестр?
–С тру­бой «Schilke». Но в ор­ке­ст­ро­вой иг­ре я не сов­сем смог прис­по­со­бить­ся к ши­ро­те её зву­ча­ния.
В от­ли­чие от «Yamaha», на ко­то­рой удоб­но иг­рать и со­ло, и в ан­са­мб­ле, и в ор­ке­ст­ре, в тру­бе «Schilke» мне не­дос­та­ёт уп­рав­ля­е­мос­ти и гиб­кос­ти, – «Schilke» бо­лее под­хо­дит для соль­ной иг­ры.

–Ка­ки­ми ка­че­ст­ва­ми дол­жен об­ла­дать ор­ке­ст­ро­вый инстру­мент?
–Хо­ро­шей ин­то­на­ци­ей и лёг­костью зву­ко­и­зв­ле­че­ния. Так­же важ­но удоб­ство ис­пол­не­ния соль­ных и ан­са­мб­ле­вых фраг­мен­тов
в раз­лич­ной ню­ан­си­ров­ке. Не­об­хо­дим яр­кий, но в то же вре­мя уп­рав­ля­е­мый, удоб­ный для груп­по­вой иг­ры тембр.

–А ка­ки­ми ка­че­ст­ва­ми – иде­аль­ный соль­ный?
–Преж­де все­го, гиб­кое и ком­па­кт­ное зву­ча­ние, яр­кость и по­лет­ность. Лег­кая ма­шин­ка.
–Прин­ци­пи­аль­но важ­но, что­бы груп­па труб иг­ра­ла на инстру­мен­тах од­ной мар­ки?
–Же­ла­тель­но, но не прин­ци­пи­аль­но. Го­раз­до важ­нее, что­бы му­зы­кан­ты груп­пы иг­ра­ли в од­ной ма­не­ре!

–Бы­ва­ет, что Вы вы­хо­ди­те на кон­церт с дву­мя инстру­мен­та­ми и ме­ня­е­те их или ме­ня­е­те мундшту­ки в про­цес­се кон­цер­та?
–Да, ког­да ис­пол­няю мощ­ную, раз­ноп­ла­но­вую му­зы­ку. Нап­ри­мер, Шос­та­ко­ви­ча или Ма­ле­ра. В этих про­из­ве­де­ни­ях есть со­че­та­ния си­ло­вой, плот­ной му­зы­ки с фраг­мен­та­ми та­кой про­ник­но­вен­ной ли­ри­ки, что тут уже ни­как не обой­тись од­ним инстру­мен­том. Та­кие пре­дель­ные ре­ги­ст­ры и ди­на­ми­ка тре­бу­ют раз­ных инстру­мен­тов.
–Име­ет ли смысл ис­кать уни­вер­саль­ный инстру­мент?

–Луч­ше ис­кать инстру­мент, мак­си­маль­но под­хо­дя­щий к каж­до­му сти­лю.
–На ка­ких мундшту­ках Вы иг­ра­е­те?   

–Сей­час иг­раю на «Bruno Tilz». А рань­ше иг­рал на «Monette».
–Кто из сов­ре­мен­ных тру­ба­чей Вам ин­те­ре­сен, к ко­му Вы хо­тел бы съ­ез­дить на мас­тер-класс?

–Я брал уро­ки у Док­ши­це­ра, Кри­во­ше­ева, Мар­го­ли­на. У ме­ня есть ви­де­о­за­пи­си мас­тер-клас­сов Винтона Мор­са­ле­са. С удо­воль­стви­ем съ­ез­дил бы к Мо­ри­су Анд­рэ, к Пь­е­ру Ти­бо – во­об­ще, мне очень ин­те­рес­на фран­цу­зс­кая шко­ла.
Из нем­цев – Ма­ти­ас Хёфц, Рей­нальд Фрид­рих. Ме­ня по­ра­жа­ют за­пи­си «German Brass», «Canadian Brass», ка­че­ст­во их ан­са­мб­ле­вой иг­ры, их еди­ная ис­пол­ни­тельс­кая ма­не­ра. В на­шей про­фес­сии очень важ­на борь­ба за ка­че­ст­во!

–Что из сим­фо­ни­чес­ко­го ре­пер­ту­а­ра Вам осо­бен­но близ­ко?
–Фран­цу­зс­кий имп­рес­си­о­низм. Му­зы­ка Де­бюс­си, Ра­ве­ля.

–А Вам не тес­но в рам­ках сим­фо­ни­чес­ко­го ре­пер­ту­а­ра? Ва­ша за­ня­тость в ор­ке­ст­ре не ме­ша­ет раз­ви­тию соль­ной карь­е­ры?
–По­ка по­мо­га­ет. Бла­го­да­ря ра­бо­те в ор­ке­ст­ре, за эти шесть лет я вы­рос, сфор­ми­ро­вал­ся как му­зы­кант. Но, ко­неч­но, хо­чет­ся иг­рать боль­ше соль­ных кон­цер­тов. Тут мно­гое вза­и­мос­вя­за­но: я не всег­да до­во­лен ко­ли­че­ст­вом сво­их соль­ных выс­туп­ле­ний, но и мне на­до мно­гое улуч­шить в сво­ей иг­ре.

–Что имен­но?
–Нап­ри­мер, ста­биль­ность ка­че­ст­ва выс­туп­ле­ния. Сыг­рать со­ло в ор­ке­ст­ре нам­но­го лег­че, чем ста­биль­но, ка­че­ст­вен­но и без эмо­ци­о­наль­ных сбо­ев отыг­рать соль­ный кон­церт. Ста­ра­юсь до­бить­ся то­го, что­бы – из де­ся­ти соль­ных кон­цер­тов – сыг­рать все на вы­со­ком ка­че­ст­вен­ном уров­не.

–Есть ли ка­кое-то про­ти­во­ре­чие в пси­хо­ло­ги­чес­кой ус­та­нов­ке сво­бод­но­го ар­тис­та-со­лис­та и со­лис­та-ор­ке­ст­ран­та?
–Есть. Это тя­же­ло: ра­бо­тать и в ор­ке­ст­ре, и иг­рать со­ло. На­до мно­го ра­бо­тать, что­бы на­у­чить­ся раз­де­лять эти ве­щи.

–Как стро­ит­ся Ваш соль­ный ре­пер­ту­ар?
–Ко­неч­но, тру­ба – очень слож­ный инстру­мент в пла­не зву­ко­и­зв­ле­че­ния. У нее не очень боль­шой, по срав­не­нию с фор­те­пи­а­но или струн­ным инстру­мен­том, ре­гистр. По слож­нос­ти ее, на­вер­ное, мож­но срав­нить с го­бо­ем или вал­тор­ной, и по­э­то­му ко­ли­че­ст­во хо­ро­ших ис­пол­ни­те­лей на тру­бе в нес­коль­ко раз мень­ше, чем хо­ро­ших ис­пол­ни­те­лей на ро­я­ле или на скрип­ке.
Су­ще­ст­ву­ют ог­ра­ни­че­ния, ко­то­рые не поз­во­ля­ют мне сыг­рать ка­кие-то про­из­ве­де­ния, ско­рее, это бу­дут пе­ре­ло­же­ния. Но это нис­коль­ко не ог­ра­ни­чи­ва­ет ме­ня в ис­пол­не­нии дру­гих со­чи­не­ний, не ме­нее прек­рас­ных. Я очень силь­но люб­лю свой инстру­мент за его кра­си­вый тембр, за то, что он да­ёт мне воз­мож­ность вы­ра­зить свои чувства че­рез «пе­ние» на нём. Мне нра­вит­ся иг­рать с ор­ке­ст­ром! Но ко­ли­че­ст­во из­ве­ст­ных мне кон­цер­тов для тру­бы с ор­ке­ст­ром всё-та­ки ог­ра­ни­че­но, так что серь­ёз­но за­ни­ма­юсь и ка­мер­ной му­зы­кой.

–Де­лая пе­ре­ло­же­ние для тру­бы скри­пич­но­го кон­цер­та Мен­дель­со­на, Вы ис­хо­ди­ли из схо­жих тех­ни­чес­ких воз­мож­нос­тей инстру­мен­тов?
–Мне нра­вит­ся эта му­зы­ка, и, в мо­ём предс­тав­ле­нии, она кра­си­во зву­чит на тру­бе. И тут для ме­ня не столь­ко ва­жен воп­рос: мож­но или нель­зя ис­пол­нять на тру­бе скри­пич­ную му­зы­ку. Го­раз­до важ­нее, смо­гу ли я сыг­рать её кра­си­во и убе­ди­тель­но? До ме­ня пе­ре­ло­же­ние кон­цер­та Мен­дель­со­на сде­лал и ис­пол­нил На­ка­ря­ков, и, кста­ти, я слы­шал в его ис­пол­не­нии «Инт­ро­дук­цию и Рон­до кап­рич­чи­о­зо» Сен-Сан­са. Так вот, на мой взгляд, он иг­ра­ет его не ме­нее кра­си­во, чем Хей­фец.

–А есть ещё и сов­ре­мен­ные ком­по­зи­то­ры…
–Во­об­ще, кон­так­ты му­зы­кан­тов и ком­по­зи­то­ров рас­ши­ря­ют ре­пер­ту­ар инстру­мен­таль­ной му­зы­ки.
В Аме­ри­ке сей­час су­мас­шед­шая про­па­ган­да сов­ре­мен­ных ком­по­зи­то­ров. Пи­шет­ся мно­го му­зы­ки для мед­ных инстру­мен­тов. Я ста­ра­юсь об­щать­ся с му­зы­кан­та­ми раз­ных стран и об­ме­ни­вать­ся с ни­ми кон­так­та­ми и на­ход­ка­ми в этой об­лас­ти.

–Ваш му­зы­каль­ный прог­ресс как-то свя­зан с по­яв­ле­ни­ем в Ва­шей жиз­ни но­вых инстру­мен­тов?
–Да, вер­нее да­же, моё му­зы­каль­ное раз­ви­тие и про­ис­хо­ди­ло та­ки­ми вот эта­па­ми: от од­но­го инстру­мен­та к сле­ду­ю­ще­му. С каж­дым но­вым инстру­мен­том мне ста­но­ви­лось
иг­рать всё лег­че и лег­че, и я всё сво­бод­ней мог се­бя вы­ра­зить в му­зы­ке.

–И ка­кой был Ваш инстру­мен­таль­ный путь?
–Мо­ей пер­вой тру­бой бы­ла тру­ба «King», куп­лен­ная за двес­ти дол­ла­ров. По­том был па­пин «Selmer», по­том уди­ви­тель­ный инстру­мент «Schilke», ко­то­рый по­мог пре­о­до­леть мно­гие тех­ни­чес­кие проб­ле­мы. И вот сей­час у ме­ня – но­вый инстру­мент «Yamaha».

–Ваш, дос­та­точ­но мо­ло­дой, для му­зы­кан­та-со­лис­та воз­раст, ме­ша­ет Вам или по­мо­га­ет?
–Сей­час по­мо­га­ет. В 15-18 лет бы­ло дос­та­точ­но неп­рос­то – очень слож­но раск­рыть­ся. Есть спо­соб­нос­ти, но ещё не по­нят­но, что по­лу­чит­ся: ста­нет ли мо­ло­дой че­ло­век му­зы­кан­том. А в двад­цать пять, ког­да уже по­я­вил­ся ка­кой-то опыт, по­ни­ма­ние му­зы­ки, са­мое вре­мя ста­вить пе­ред со­бой и осу­ще­с­твлять серь­ёз­ные за­да­чи. Ста­ло по­нят­но, как го­то­вить­ся к кон­цер­там эмо­ци­о­наль­но, фи­зи­чес­ки. Как под­го­то­вить к кон­цер­ту свой ап­па­рат: тут не по­мо­жет ни­ка­кая те­о­рия, толь­ко свой опыт, пос­то­ян­ное изу­че­ние сво­их воз­мож­нос­тей.

–Как Вы го­то­ви­тесь к выс­туп­ле­ни­ям?
–Ес­ли мне предс­то­ит слож­ный соль­ный кон­церт из двух от­де­ле­ний, то за два дня до кон­цер­та я уже прак­ти­чес­ки не за­ни­ма­юсь – мак­си­мум, 40-45 ми­нут, да­же луч­ше с пе­ре­ры­ва­ми. За день – ми­нут 15-20, не боль­ше, а в день кон­цер­та я во­об­ще
к инстру­мен­ту не при­ка­са­юсь. И всё это вре­мя на­до тон­ко чувство­вать сос­то­я­ние губ, от­тал­ки­вать­ся толь­ко от это­го.

–Счи­та­е­те ли Вы, что об­раз не­за­ви­си­мо­го со­лис­та-тру­ба­ча ещё не сло­жил­ся в на­шей стра­не?
–К со­жа­ле­нию, от­но­ше­ние к тру­бе во мно­гом ещё предв­зя­то. Я это чувствую, ког­да об­ща­юсь с ор­га­ни­за­то­ра­ми кон­цер­тов, с людь­ми, за­ни­ма­ю­щи­ми­ся в на­шей стра­не
му­зы­каль­ным про­дюс­си­ро­ва­ни­ем. Вот они мне иног­да и го­во­рят, что тру­ба, ока­зы­ва­ет­ся, – не соль­ный инстру­мент. Ко­неч­но, в ев­ро­пейс­ких стра­нах и в Аме­ри­ке си­ту­а­ция
со­вер­шен­но дру­гая, но та­кая уж у нас куль­тур­ная тра­ди­ция. Пос­те­пен­но, мне ка­жет­ся, си­ту­а­ция в на­шей стра­не из­ме­нит­ся: зву­ча­ние тру­бы – это же так кра­си­во!


Можно продолжить смотреть фотографии интересных людей, которых я видел через видоискатель камеры тут:

Мастер класс. Искусство концертного света.
Сергей Миронов. Портреты в кабинете и интервью.
Портретная фотосъемка в студии: фотографии для портфолио
Фотосъемка делового и профессионального портрета

Цены на конкретную работу фотографа и некоторые замечания «о» читайте на страницах: [ студийные фотосессии ], [ офисный портрет ].

Фото Кирилла Толля.


С уважением, Кирилл Толль.
тел.: 8-(915)-381-82-87
| портфолио | услуги |