Теория хоррора

теории профессионального фотографаФилософ Александр Павлов
о разнообразии жанра «хоррор»,
фрейдо-марксистском подходе
и символизме хоррор-фильмов.

Обычно, когда говорят о кинематографе, и не только о нем, употребляют термины: хоррор или ужасы. Ранее мы знали его, как ужасы, а позднее стали употреблять слово «хоррор», для того чтобы вписать в него другие элементы жанра. Оговоримся, что хоррор может быть в литературе, комиксах, растворен в массовой культуре, но мы будем говорить о кинематографе. Проблема в том, что хоррор может быть жанром, а может быть не жанром. В последнее время, если говорить о кино, фильмы, которые считаются артхаусными или довольно сложными для восприятия, сняты с элементами жанра хоррор. И хоррор могут показывать в рамках фестиваля, для интеллектуалов, что практически упраздняет хоррор, каким мы его знали на протяжении нескольких десятилетий.

Сегодня, в эпоху постмодернизма, смешались рамки всех жанров. Хоррор часто пересекался или его могли путать с таким жанрами, как фантастика и фэнтези. Фэнтези мы можем довольно быстро отличить от фантастики и хоррора, потому что, как его определяют некоторые исследователи, это представление о возможных невероятностях, в то время как фантастика – это возможное представление о возможных вероятностях того, что может быть, но того, с чем мы пока не встречались. Проблема в том, что прежде чем говорить о хорроре, мы должны сказать о том, какие в него входят другие элементы. И уже на этом можно заканчивать любую лекцию, потому что это займет несколько часов.

Обычно хоррор разный. И разные зрители смотрят его по-разному. Это может быть слэшер, где группу молодых людей, напившихся пивом, пустившихся во все тяжкие, убивает какой-нибудь маньяк или инопланетное чудовище. – Это молодежный ужастик. Это может быть сплэттер, где акцент сделан на брызгах крови, которые разлетаются по комнате. Это может быть гур, где делается акцент на расчлененке. Если в сплэттере – это брызги крови, как в фильме Питера Джексона «Живая мертвечина», где один из героев берет газонокосилку и начинает убивать зомби, и куски мяса и крови разлетаются по всей комнате, то в гуре это было бы методическое расчленение. Есть жанр, скорее артхаусный: одна из современных женщин-режиссеров снимает в стиле vomit-гур (тошнить-расчлененка). – Она пытается совместить эти вещи. Сюжета там никакого нет, весь фильм о том, как женщины расчленяют и которых тошнит. — «Бойня блюющих кукол», например. Это может быть мистика – еще один субжанр хоррора, фильм о монстрах и зомби. Некоторые спорят, но в целом считается, что есть фильмы, как некий субжанр хоррора – про вампиров.

Хоррор может вступать в столкновение или не столкновение, а в альянс с комедией, фантастикой, с триллером. Например, некоторым людям может нравиться мистика, но они могут ненавидеть гур. И это интересно, потому что помогает ответить на вопрос, который задают даже многие философы и киноведы с философским образованием: «Почему люди смотрят ужасы»? Они отвечают, что нельзя вопрос ставить так, потому что мы должны себе отвечать, какие они смотрят ужасы, в какое время они смотрят ужасы, какие именно они смотрят ужасы, и какие это люди. Разные люди могут любить разные ужасы.

Во многих фильмах сама по себе уже содержится интерпретация того как мы можем воспринимать ужасы, она даже не нуждается в комментариях Один из моих любимых моментов в фильме «Джуно», когда молодая девушка вдруг видит обложки о старых фильмах ужасов у взрослого мужчины, и когда она высказывается о них пренебрежительно, то он пытается ей доказать, что эти фильмы имеют право на существование и могут нравиться. И тогда он включает диск, и мы видим, как они смотрят на экране нечто невероятное, тот самый гур: много внутренностей, тел, пила, и девушка которая только что ругала, завороженно смотрит на экран и говорит: «Отличный фильм». И мужчина ей отвечает: «А я тебе что говорил»! Она: «У тебя отличный вкус». Таким образом молодая девушка, которая отказывала старым фильмам в праве на существование оценила это по достоинству. И мы никогда не знаем, кто и как оценит этот основной жанр.

И кроме субжанров есть американский хоррор 30-х и 80-х годов. И это совершенно разные вещи. Есть целая традиция европейского хоррора. Какой хоррор разный, где и как он существует, какие фильмы могут быть приписаны к хоррору, а какие не приписаны, можно говорить очень долго.

Важно сказать, что это один из тех жанров, который пользуется особым спросом у киноведов и у исследователей. Больше всего академики любят изучать хоррор. Если они занимаются кино, то мало изучают, например, комедию. Хоррор может тягаться по популярности в среде академиков с порнографией. То есть, порнографию и хоррор люди любят изучать, в отличие от других жанров. Какие же есть на эту тему тексты, как обычно его изучают?

ЦЕНЫ НА ФОТОСЪЕМКу ИНТЕРЬЕРОВ.


ЦЕНЫ НА УСЛУГИ по ФОТОСЪЕМКЕ ИНТЕРЬЕРОВ.

Смотреть фотографии тут: http://color-foto.com/category/quotes_from_books/


 

Один из авторов, наиболее известный и наиболее популярный, пользующийся влиянием на протяжении нескольких десятилетий, американский критик Робин Вуд, который сначала написал книгу про Хука, затем про Хичкока, а потом стал изучать голливудское кино и хоррор в частности. Он относился к нему всерьез. Он попытался анализировать фильмы жанра хоррор, жанра ужасы с точки зрения фрейдо-марксизма. Не обыкновенного фрейдизма и прежде всего через интерпретацию фрейдизма Гербертом Маркузе. Он считает, что хоррор символизирует собой фигуру, которая была вытеснена из общества, но не просто вытеснена, а вытеснена сексуально. Это, в общем, различные виды сексуальности. И появление тех или иных персонажей в фильме ужасов говорит о том, что общество их боится. Например, фильм «Деревня проклятых», где главную опасность представляли дети. Они могли убить человека, если долго смотрели на него. Это фильмы про «Техасская резня бензопилой», где явный страх общества перед отставными, но все еще практикующими работниками скотобойни. Некие пролетарские элементы, которых боится общество. Франкенштейн – тоже символ пролетариата. Каждая из этих фигур – это отображение, символ некой иной сексуальности, которая вытесняется нормальным сознанием.

То, что говорит Робин Вуд, это неоднократно повторялось и часто сегодня на него есть ссылки. Любопытно что он стал заниматься именно этим. Одна из самых популярных стратегий методологий исследований, является исследовать хоррор сквозь призму секса. Это могут быть феминистские, как В. Собчак, «Девственность астронавтов», где она пытается объяснить почему в фантастике нет секса. Если посмотреть книги последних 20 лет то очень часто они написаны либо женщиной, либо с точки зрения женщины. Всех интересует тело, трансформация тела, отношение тела к хоррору. – Как женщина должна смотреть хоррор, любит ли она его, какие на этот счет есть предубеждения, стереотипы.

Также подход с точки зрения телесности, потому что хоррор связан прежде всего с телесностью. Если отвлекаться, то отвлекаться на важную тему. Один из исследователей Барри Кит Грант считает, что хоррор, фантастика и роднит эти жанры, и отличает одновременно. Фантастика смотрит вверх и ввысь. Хоррор смотрит вниз и на тело. Если фантастика – это космос, то хоррор – это внутренний космос. Один из фильмов Дэвида Кроненберга так и называется «Они пришли изнутри». – То есть из тела исходит какая-то опасность. Хоррор концентрируется на теле, на низовой телесности. Еще одна любопытная стратегия исследования (мы еще говорим о сексе) – одна из книг «Монстр из моего шкафа», где автор пытается интерпретировать американский хоррор с точки зрения его квирности ?(00:11:35). Потому что он считает, что очень многие фильмы ужасов репрезентируют гомосексуальность. Это отчасти традиция Робина Вуда. Он пытается внести сюда что-то свое. Хоррор можно исследовать опять-таки, как жанровое своеобразие, можно исследовать теорию монстра, можно с точки зрения социологии или истории, например, что именно тот или иной фильм доносит до нас, что он на символическом уровне объясняет нам социально, какая идеология у этого фильма.

В последнее же время исследование хоррора связано и с хоррором, и вообще с модой в cinema studies в том, что исследуют новое экстремальное кино. Если вы не видели, и я не рекомендую его вам смотреть – фильм «Человеческая многоножка». Это некий фильм, который вызывает споры, провоцирует, эпатирует, и авторы пытаются найти возможность его появления. Зачем он возник, что это такое? Таких фильмов существует много. Сербский фильм, который считается хоррором, но авторы идут от того, что изучать историю хоррора или выискивать смыслы, которые там могут быть, а могут и не быть, к тому, чтобы попытаться объяснить новые феномены которые провоцируют общность. Так или иначе тема хоррора чрезвычайно важна, велика и нуждается в более детальном анализе.

Оцените звездность страницы:
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...