Концепция авангарда

Искусствовед Наталья Смолянская
о происхождении термина,
проблеме автономии художника
и наследии романтизма.

В последнее время у нас очень часто говорят об авангарде, особенно молодые художники. И это совершенно понятно, потому что в связи с теми революционными потрясениями, которые характеризуют нашу жизнь в течение последнего года этот интерес понятен и очевиден, но не только поэтому.

Желание молодых художников говорить об авангарде, связано с общей тенденцией, которая существует во многих странах. И существует она чаще всего на теоретическом уровне. То есть, конечно, существует современное искусство, и существует авангард. Но слово «авангард» – очень коварное. Оно укоренилось в нашей повседневной жизни. И люди очень часто говорят слово «авангард», не думая о том, что оно выражает. Наберите в Гугле и увидите, что на первом месте будет какой-нибудь банк «Авангард» – совершенный «ляпсус» для человека, который занимается практиками и концепциями авангарда. Действительно, это слово очень сложное, но возвращение, которое сейчас можно отметить, происходит во всем мире, именно на теоретическом уровне.

По концепциям авангарда вышло очень много книг, исследований, посвященных осмыслению каких-то новых авангардных направлений, создана международная европейская сеть по изучению авангарда и модернизма в Европе. Эта сеть объединяет множество исследований. Состоялось уже три больших конференции в Познани, в Англии, где собрались самые разные люди, изучающие самые разные области, входящие в слово «авангард».

Портфолио предметного фотографа в Москве.


Портфолио предметного фотографа в Москве.

Фотографии люстр и светильников.


Так о чем же мы говорим, когда говорим об авангарде? Надо различать историю термина «авангард» и историю концепции авангарда. Надо различать практики исторического авангарда и сами концепции авангарда. Тут нужно вспомнить, что вообще концепция авангарда, как и многие концепции, как и само явление авангарда, были осмыслены «задним числом».

Американский исследователь Хол Фостер, в своей книге «Возвращение реального» в 96 году рассуждает об авангарде. И тут игра слов turn и return (поворот и возвращение). И вот это возвращение авангарда связано с определенными этапами поворотов в критическом осмыслении действительности. Каждый раз, когда возникает какая-то ситуация, которая предполагается как кризисная, которая предполагается, как некий кризис ценностей или становится необходимо понять к чему мы движемся, от чего мы идем – возникает концепция авангарда. Если хотите, то в какой-то степени можно сравнить со старой ссорой, то что у французов называлось «старых и новых», то есть тех, кто живет сейчас и тех, кто обращается к античности. Мы знаем, что шло бесконечное обращение к античности.

Так вот в конце 20 века это обращение к античности уже не действует, действует снова обращение к авангарду. Вернемся к этому слову. Если будем говорить о самом термине (он пришел из французского языка) и означает передовые части армии, которые построены особенно крепко, они структурированы и вырабатывают план баталий, действуют согласно какому-то проекту. Это можно представить, как движение очень устремленное вперед. Дальше это слово особенно обыгрывается в 19 веке. И оно связано с идеями утопистов. Уже в 17 веке можно было встретить употребление этого слова в контексте по отношению к художникам, но принято говорить о 1825 годе, как о годе, когда впервые появляется слово авангард, произнесенное в таком контексте разговора о художнике. И художник здесь тот, который имеет какую-то социально-политическую цель.

Портфолио предметного фотографа в Москве.


Портфолио предметного фотографа в Москве.

Фотографии люстр и светильников.


Еще дальше, в 1845 году, художник, который идет в авангарде – является представителем рода человеческого и он уже имеет этическую окраску. – Это первый момент. Следующий момент, связанный с историей авангарда, на самом деле связан с тем, что авангард в слиянии социально-политическом и художественном формируется в 19 веке. И здесь я хочу сразу же обратиться к концепциям авангарда, которые возникают «задним числом», а возникают они не случайно в 60-е годы 20 века. Это такое рубежное время. И конечно 68-й год, год студенческих волнений. 68 год – это год, с одной стороны затихания и смерти исторического авангарда.

Обычно принято вспоминать русский авангард, итальянский авангард футуристов, немецкий авангард импрессионистов. Или мы знаем сюрреалистический авангард. В 60-е годы умирает движение сюрреализма. Вроде бы последние исторические авангарды отходят. И в это же время появляется концепция авангарда, появляются книги, посвященные осмыслению практик исторического авангарда, посвященные этому осмыслению в контексте нового времени, в тексте современности.

профессиональный фотограф

Авангард становится необыкновенно современен. Это книги Ренато Поджиоли, английская версия выходит в 68 году, Петера Бюргера в 74 году. Это разные взгляды на авангард, и приведены разные примеры авангардных течений. В соответствии с этим можно понять, насколько сложно сейчас определить нам концепцию авангарда. Если у Ренато Поджиоли концепция авангарда в основном эстетическая, акцентирует нонконформистские качества авангардистского художника, то у Бюргера в основном акцентируется историческая перспектива искусства, авангард вписан в историческую перспективу, является генератором. Для него это важный вопрос искусства и жизни, и вопрос институции. То есть авангард определяет отношение к институту искусства, а институт искусства для Бюргера – это вопрос создания произведения, его производства и его распределения. То есть у Бюргера авангард имеет социально-политическую окраску. Если говорить об этих двух концепциях, то концепция Бюргера находит сейчас больший резонанс, несмотря на то, что подвергается всяческой критике со всех сторон.

Каждый, кто говорит об авангарде снова и снова возвращается к концепции Бюргера, которая, понятно, трещит по швам. Потому что это историческая перспектива развития искусства, потому что вопрос соотношения искусства и жизни особенно важен для современной ситуации, когда художник бесконечно расширяет рамки своего действия, своего поля и хочет постоянно выйти за рамки художественного поля. А что происходит при этом? Происходит как с «Пусси райот», как с группой «Война».

Когда художник отказывается действовать в рамках автономии, он становится как бы вне искусства, но внутри каких-то конвенций, которые действуют в обществе, как бы мы к ним критически не относились.  Он хочет, чтобы на него смотрели. С одной стороны он хочет, чтобы его считали не художником, а политическим деятелем, а с другой стороны он постоянно обращается к той практике, которая была у леттристов, которые прочитали мессу в соборе Нотр-Дам. Он выходит все время за пределы обозначенного поля, потому что он не хочет соблюдать поле автономное, поле самого искусства.

Для вопроса понимания авангарда очень важен этот вопрос автономии, с одной стороны, вопрос соотношения искусства и жизни, и с другой стороны очень важен этот вопрос самоопределения и этический вопрос. Так вот к вопросу об автономии, о нем уже говорил Клемент Гринберг, который является одним из первых теоретиков авангарда, в своей статье «Авангард и китч» он пишет об авангарде как об элитарном искусстве. Но именно потому что элитарном, поэтому и сохраняющем стройность рядов. Вспомним об авангарде, который идет впереди войска. И именно из-за сплоченности он и может продвигаться вперед. И тут тоже самое. Авангард может продвигаться вперед, но этот его язык своей элитарностью сохраняет не размытым сам пафос авангарда. В том числе и политический пафос, о котором тоже надо сказать.

Портфолио предметного фотографа в Москве.


Портфолио предметного фотографа в Москве.

Фотографии люстр и светильников.


Если мы вернемся в 19 век, а туда необходимо вернуться, здесь надо вспомнить другого философа. Теоретика Тьерри де Дюва, который очень много пишет об авангарде и которого в 2000 году в тетрадях, в центре Помпиду попросили немножечко сказать об итогах 20 века, на что он сказал: «Как мы можем говорить об итогах 20 века, когда он только что прошел»?  Сейчас мы можем говорить только о 19 веке. И он написал статью, «Что нам осталось от авангарда», рассуждая о том, что произошло в искусстве, начиная с 19 века. То есть говорить об авангарде надо начинать с Бодлера. – И здесь он тоже не одинок, тот же Ренато Поджиоли, который очень много цитирует Хосе Ортегу, много говорит о наследии романтизма. – Это очень важно для художника авангарда.

Но кроме этого художник романтичный – прежде всего городской художник, художник авангарда всегда городской, для него важна городская культура, без этого он невозможен. Это художник новой эпохи урбанизма. А с другой стороны, это художник, который действует в условиях революционной борьбы в то время. Возникают различные сообщества, в которых личность художника не столь важна, сколь важна принадлежность к этому сообществу. Вспомним о богеме. А с другой стороны возникает множество форм деятельности, в которые вовлекается художник: революционные формы деятельности, социально-политические, в данном случае могут ассоциироваться с революционной формой выражения искусства. То есть художник создает этот язык, который в последствие назовут элитарным.