История русской журналистики. 3. Политика 70-80х годов.

История русской журналистики второй половины XIX века, лекция 3

Надо посмотреть, что происходит в 70-е годы с политикой потому что это напрямую отражается на журналистике последующего периода при другом императоре. В 70-е годы в России происходит следующее: во-первых, несколько лет подряд неурожаи; во-вторых, на Волге разражается очень тяжелая эпидемия чумы. Собственно говоря это стандартная ситуация, когда после неурожаев идет какая-то эпидемия. Затем русско-турецкая война, которая очень подняла национальный дух, но она сильно ударила по национальному карману. И одна из великих реформ – финансовая реформа, она была подготовлена, но именно «благодаря» русско-турецкой войне она не была осуществлена. И осуществлена она будет только через 30 лет графом Витте, когда рубль станет самой твердой валютой мира. Во что сложно сейчас поверить.

Прокатывается целая череда крестьянских волнений. Как всегда бунтуют студенты в университетах. То есть, на самом деле ситуация очень напряженная. И к тому же на Александра совершается целая цепь покушений.

Первое покушение 4 апреля 1866 года у решетки Летнего сада, а потом начинаются вещи просто не приятные. В Александра стреляют у канавки Зимнего сада, причем парадокс ситуации заключается в том, что он несколько минут оказывается один на один со своим убийцей. И он вынужден был (потом подпольная печать над этим очень сильно смеялась, но на самом деле Александр проявил мужество), бежать от убийцы не по прямой, а петляя. Подпольщики смеялись, что русский царь петлял как заяц, но на самом деле, если в вас пытаются стрелять, а вы петляете, то в вас труднее попасть. Это психология военного человека. Он сообразил, что ему надо делать.

Российская история журналистикиИстория русской журналистики.
Елена Сонина

1. Почвенничество и западничество.
2. Катков и Суворин.
3. Политика 70-80х годов.
4. Карамзинисты, шишковисты и вольное общество «Любителей словесности, наук и художеств».
5. Либеральные журналы конца 19 века.
6. Демократические журналы (легальные/нелегальные) 1870-1880 гг.

В Александра стреляют в Париже, под рельсы, по которым должен пройти царский поезд закладывают бомбы. Целая цепь покушений, которая все больше и больше колеблет умы. И предпоследнее покушение – в феврале 1880 года, когда ни больше, ни меньше полыхнула столовая Зимнего дворца. Когда член народной воли Степан Халтурин устроился в Зимний работать истопником (вдумайтесь в абсурдность ситуации), кочегарку он топит под столовой. Потихонечку проносит туда запас динамита. Складывает под царской столовой и в один прекрасный день 5 февраля он весь запас поджигает, а сам спокойненько покидает Зимний дворец. Абсурд, отсутствие серьезной охраны. По чистой случайности царская семья не пострадала, потому что они на 20 минут позже спустились к завтраку, они ездили на вокзал встречать своего кузена. Погибли солдаты охраны. Их похоронили на Смоленке. Их памятник до сих пор сохранился, но это действительно потрясло всех. Сердце России, в Зимнем взрыв.

В довершение всего прочего в конце 70-х годов Александр II все больше отходит от власти. Александр увлекается своим последним в жизни романом. Романов у него было достаточно. Увлекается настолько, что прямо в Зимнем дворце (понятно, что не в одних покоях, комнат там достаточно), живет его любовница и его уже довольно-таки взрослые сыновья. Его жена тяжело болеет и день ото дня гаснет. Когда в 1880 году она умирает, Александр тут же практически поступает как настоящий мужчина, но поступком царя это назвать сложно, потому что царь – образец для подданных. Он женится на своей любовнице и признает законными ее детей. Дает ей титул княгини Юрьевской, поэтому если вы встретите сообщение о Романовых за рубежом и встретите линию Юрьевских, чтобы вы понимали откуда взялись эти Юрьевские. Подлинные Романовы их до сих пор не признают. Понятно, что это внесло раздел в царскую семью. Как могли дети жены Александра II примириться с детьми его любовницы, живя в одном здании, пусть это и Зимний дворец? Представьте саму ситуацию.

Александр все больше отходит от власти. Он увлечен романом. Там была колоссальная разница в возрасте. Судя по воспоминаниям, она действительно его полюбила, а не потому что он император, но на политике это отразилось хуже, чем следовало.

И именно в этой ситуации была предпринята последняя попытка принципиально сгладить возрастающие противоречия. Эта попытка вылилась в создание после взрыва в феврале 1880 года в Зимнем дворце Верховной распорядительной комиссии. Комиссия получила предписание действовать от имени императора. Смысл учреждения комиссии был бороться с терроризмом. Председателем комиссии был назначен человек довольно популярный в народе. У меня есть плохой ксерокс статьи про него. Я не призываю читать статью сейчас, а фотографию вы посмотреть можете. Председателем комиссии был назначен герой русско-турецкой войны, боевой генерал, который не прятался за спины солдат, губернатор одной из Волжских губерний, который своими энергичными мерами остановил распространение чумы. Председателем Верховной распорядительной комиссии был назначен граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов. Он был армянином. Чуть позже он был назначен министром внутренних дел.

Лорис-Меликов получил неограниченные права, он получил титул диктатора, и он провозгласил следующую идею: пока общество поддерживает террористов, с терроризмом не справиться. Невозможно к каждому человеку приставить полицейского. Следовательно необходимо смягчить взаимоотношения власти и общества, установить мирные контакты и одновременно утяжелить преследования преступной группировок террористов. Эпоха Лорис-Меликова продолжалась недолго. Это 1880-1881 г (первые два месяца). С легкой руки газеты «Голос» Андрея Александровича Краевского эпоха Лорис-Меликова получала название «диктатуры сердца». Несоединимое понятие. Чуть позже этот слоган будет использован в предвыборной борьбе Ельцина: «Голосуй сердцем, или проиграешь». Есть определенные параллели в истории, которые надо видеть.

Что такое «диктатура сердца»? Верховная распорядительная комиссия началась первоначально смягчением условий существования русского общества. Были отменены всевозможные тяжелые налоги. Конечно не все, государство не может жить без налогов. Но самые тяжелые, а среди них очень тяжелый соляной налог для крестьян был отменен. Были повышены цены на импорт с одновременным снижением цен на экспорт. Это совершенно четко протекционистская политика – поддержка отечественной промышленности. Были даны финансовые и юридические льготы всевозможным цеховым мастерам. Говоря современным языком – это льготы малому бизнесу.

Очень популярной мерой в обществе стало то, что Лорис-Меликов подписал указ о прощении многих административных ссыльных. Прежде всего – это участники студенческих волнений. Это очень важный момент, потому что давайте посмотрим каким образом студенты очень часто участвовали в этих волнениях. Возьмем например мемуары В. И. Ленина. Там он просто совершенно великолепно описывает схему, как студенты участвовали в волнениях. Это Ульянов, из семьи, которая совершенно однозначно стала на путь революционной борьбы. А что говорить про студентов, которые не из революционных семей?

Только что казнили старшего брата Александра, студента Петербургского университета. В это время Ульянов – студент Казанского университета. И студенты по широченной лестнице… Я всегда думала, что она широченная. В прошлом году я была в Казани и изумилась насколько она узкая. На картинах рисуют одно а на деле… Представляю, как по этой лестнице бежала толпа студентов… Тем не менее, они бежали по этой лестнице в актовый зал, чтобы собраться на сходку выразить негодование университетскому начальству и высказать свои политические пристрастия. В знак протеста против действий руководства университета, они швыряли на стол у актового зала свои студенческие билеты. Смысл поступка, что учиться в таком университете, при такой администрации в такое время они не желают. И просто очень хорошо описан момент в воспоминаниях Ленина и многократно обыгранный нашими писателями, авторами ленинианы, как он подбежал к этому столику, как он вытащил свой студенческий, как он на мгновение заколебался, вспомнил горе семьи по поводу казни Александра, свою радость когда стал студентом университета. Он швырнул этот билет и побежал на сходку. После этого его исключают из Казанского университета и отправляют в ссылку в его же имение Кокошкино, а после этого ему дозволяют сдать экстерном экзамены в Петербургском императорском университете, но не поступить учиться, а он сдал экстерном экзамены за весть университетский курс. Дело не в этом, а дело в том, что даже в таком революционно настроенном молодом человеке на секунду закралось колебание.

Раньше многие студенты считали ниже своего достоинства не пойти вместе со всеми. Не «стадное чувство», а действительно было много проблем, хотелось протестовать и было неловко в тяжелую минуту оставить своих товарищей. И многие, даже не желая швырять эти студенческие билеты и участвовать в запрещенных сходках, все равно участвовали. Эпоха была такая, время было такое, хотите – массовый психоз. Как хотите это объясняйте. Именно вот этих студентов отправляли в казематы, в казармы, в Сибирь. Это мальчики, которые ничего такого опасного для государства не сделали. Вспомните как Герцена и Огарева завербовали в сторону борьбы с правительством? Помните их клятву бороться с самодержавием после казни Декабристов? После того, как их совершенно нелепо арестовали, они почувствовали себя героями. Они будут дальше бороться с самодержавием. На самом деле нелепыми наказаниями правительство часто вербовало своих врагов. Именно эту традицию попытался предотвратить Лорис-Меликов, возвратив этих мальчиков из солдатских казарм в университетские аудитории. Это будущее этих людей. И я абсолютно уверена, что и они, и их родственники были благодарны Лорис-Меликову и вот этой Верховной распорядительной комиссии.

Кроме этого для русской печати наступили очень светлые времена. Времена очень короткие, но наступили. Лорис-Меликов призвал к себе редакторов и издателей крупнейших газет и журналов и прямо высказал им, что закон о печати 1865 года будет пересматриваться в пользу увеличения гласности, в пользу увеличения свобод русской журналистики и попросил их высказаться, чего собственно говоря русская журналистика желает, в плане облегчения цензурных тягот. Мало того, что мнение редакторов и издателей было выслушано министром внутренних дел, так еще и весь 1880 начало 1881 года русская журналистика просто в каждой своей строчке говорит о необходимости свободы слова, гласности, введения в России Конституции, правового порядка. Конечно идет речь о либеральной журналистике, как наиболее массовой. Русская журналистика получила возможность говорить печатно, что она хочет, обсуждать, этого не стесняться и особо не прятать. Это очень редкий момент и это надо тоже запомнить.

Но параллельно с вот этими облегчениями для общества была ужесточена кара для тех, кто участвовал в тайных организациях, при поимке террористов и пр. Но вот этой либеральной линии Лорис-Мельникова нарастает очень серьезное противодействие в Комитете министров со стороны консервативной части министров. Если Лорис-Меликов возглавляет либеральную часть министров, куда входили Валуев, Бунге, Головнин, Рйетерн, Милютин – либеральная часть министров, то консервативную часть министров возглавляет обер-прокурор святейшего синода Константин Петрович Победоносцев.

Он считает, что Лорис-Меликов и его команда ведут Россию к пропасти, что Россия уже пострадала за свое излишнее либеральничанье. Потому что все великие реформы Александра II вывели страну на путь капиталистического развития, но страна находится в тяжелейшем кризисе финансовом, политическом, управленческом. И объясняет это Победоносцев излишними либеральными деяниями. Довольно сильно давит на Александра, чтобы он вернул свои либеральные дела.

Я вам рисовала график правления Александра II. 1860-е годы – его «полет», с 1862 г он полностью «перерезан», и начинается консервативная часть, резкое сужение того, что он сам и дозволил. Это противодействие очень сильно ощущается. Александр пока не вмешивается, и Лорис-Меликов имеет возможность неограниченного царствования. Но в декабре 1880-го года он заносит в свой дневник: «Подумать только, какой-нибудь мальчишка с игрушечным пистолетом может нарушить все мои планы. Раздайся еще один выстрел – и я пропал, а с ним пропала и система моя. – От новых веяний мы перейдем во времена чуть ли не инквизиции». Это декабрь 1880-го года.

И выстрел раздался. Можно сказать что у России был шанс выйти на путь либеральных преобразований. Вся политика Лорис-Меликова вела к модернизированию самодержавия, совершенно точно, но … Наступает 1 марта 1881 года. Об этом дне существует огромное количество воспоминаний, об этом дне существует довольно много визуальных образов: картины, зарисовки. Об этом дне написано довольно много исторических романов. Этот день расписан вообще по минутам. Почему такое пристальное внимание к этому дню? Потому что очень удобно сказать, очень легко сказать, что этот день перевернул судьбу России, но я, например, в принципе с этим не согласна. Это тяжелая человеческая драма, это серьезный удар по престижу России, но принципиально политику России этот день не изменил. Если бы этот день был в 60-е годы, то он бы изменил полностью политическую линию, а так как он произошел в 1881 году, он только продолжил то что было.

1 марта 1881 года Александр II второй собирается ехать на объезд войск в Манеже. Он должен был уже несколько раз ехать на этот объезд войск, но циркулировали слухи о готовящемся новом покушении. Несколько раз он откладывал свой выезд. В этот день он по мольбам княгини Юрьевской, которая томилась тяжелыми предчувствиями тоже согласился не ехать, но потом, очевидно вспомнив, что все-таки он император, мужчина и должен принимать самостоятельные решения, и сидеть в Зимнем дворце унизительно, отклонил свое решение и поехал на объезд войск Манежа. После этого он заехал в Михайловский дворец в Русский музей к своей сестре выпить чашечку чая и после этого возвращался по екатерининскому каналу, ныне канал Грибоедова.

Если вы не были в Спасе-на-крови, то сходите, причем не просто погуляйте вокруг, а там на плитах написаны все великие реформы Александра. Я советую зайти внутрь. Именно на этом месте, где сейчас стоит храм, раздается первый взрыв. Бомбу бросает член тайной подпольной организации народная воля Николай Иванович Русаков, тихвинский мещанин, которому нет еще и 20-ти. Единственный, который из всех пойманных народовольцев будет потом каяться и раскаиваться в собственном поступке. Первая бомба ранила казака, который скакал впереди кареты Александра. Ни карета Александра, ни лошади, ни он сам не получили ни малейшей царапины, но естественно карета остановилась, Александр вышел, сопровождающий его полковник умолял его продолжать движение, но Александр сказал: «Я только узнаю, что случилось». Он подходит к казаку, наклоняется над ним. Ему показывают схваченного Русакова. В этот момент их окружает толпа. В этой толпе у Александра спрашивают жив ли он, не ранен ли он. Он отвечает, что нет, слава Богу. И как говорят очевидцы, Русаков ухмыляется и говорит: «Еще не известно, слава ли Богу» Сразу после этого раздается еще один взрыв. Второй взрыв – маленький белый мешочек бросает под ноги Александру высокий молодой человек, который стоит неподалеку. Этим взрывом ранены многие окружающие вокруг, там довольно приличный список, в том числе мальчик, который нес корзину из мясной лавки инвалидом остался, в том числе кучер, дворник скончались. И этим же взрывом смертельно ранены и тот молодой человек, который бросил этот маленький беленький узелок и Александр II падает на землю – у него полностью раздроблены обе ноги, хлещет кровь. Его закутывают в юнкерскую шинель, юнкера проходили мимо, там набежала толпа. И его везут в Зимний.

Весть о том что ранен император тут же облетает Петербург. Масса воспоминаний, кто неподалеку гулял, кто-то услышал звук взрыва. Воспоминаний об этом дне бесчисленное множество, день расписан буквально по секундам: не только что случилось, но и эмоциональное восприятие. Моментально на Дворцовой скопляется народ, опять-таки по воспоминаниям, народ на коленях молится о здравии императора. Причем на коленях стоят не только мужики в зипунах, но и офицеры, светские дамы. Но безумная кровопотеря. Последние слова Александра: «Домой. Везите меня домой». И он умирает очень быстро, не приходя в сознание. Бросившего белый узелок, звали Иосиф Броневицкий, он скончался на следующий день, пережив царя на одни сутки.

Наследником престола становится его сын – великий князь Александр. Начинается эпоха Александра III. И теперь давайте разбираться. Вот очень хороший историк, но не могу сказать, что это очень хорошая книга, она скорее научно-популярная. Но историки сейчас вынуждены писать не научные, а научно-популярные книги. Этим снижается их ценность. Но здесь есть хорошие фотографии.

Давайте смотреть, что у на с происходит с эпохой Александра III. Начнем с того, что это не старший сын Александра II. Это серьезная проблема, которая наложила отпечаток как минимум на его вхождение на престол и отзывы о нем. Это второй сын Александра II. Старшим сыном был великий князь Николай, который должен был стать на престол и именоваться Николаем II. Но это не тот Николай II, которого мы с вами знаем. Великий князь Николай Александрович по воспоминаниям был совершенно удивительным молодым человеком, очень способным и трудолюбивым, но в 64 году он тяжело заболевает, и по рекомендации врачей его перевозят на юг, и в 65 году, можете себе представить состояние царской семьи, наследник престола умирает. Уже после смерти обнаруживается, что он умирает от тяжелой формы менингита, а лечили его совершенно от другой болезни. Таким образом, когда великий князь Николай Александрович скончался, наследником престола становится второй сын Александра II – великий князь будущий Александр III.

И именно в этом заключается проблема. Когда в 65-м году Николай умирает, его старший брат, они были очень дружны, очень любили друг друга, – все воспитатели князей схватились за голову, потому что великому князю Александру, – это уже сложившаяся личность, ему почти под тридцать. Советские историки любили говорить, что он был солдафоном и получил безобразное образование. Это ерунда. Нам бы с вами такое образование, которое получали великие князья. Дело в том, что с наследником престола занимались всегда отдельно, и наследника престола готовили абсолютно отдельно. Это очень длительный, долгий процесс. А когда неожиданно наследником престола становится другой человек, понятно, что соответствующее воспитание он просто не мог успеть получить. Конечно его привлекли сразу к участию в Государственном совете. Но время упущено – это взрослая сложившаяся личность. В этом очень серьезная проблема.

Собственно говоря, Александра III, если вы гуляли по Петербургу, вы его себе довольно неплохо представляете. Сейчас памятник ему стоит во дворе Мраморного дворца. Раньше он стоял на Знаменской – это площадь напротив Московского вокзала, потом он очень долго стоял на задворках Русского музея. У меня смешные воспоминания с детства: я помню, идем с мамой по переходу из Михайловского в корпус Бенуа. Мама говорит: «Вот, смотри, памятник Александру III». Что ребенок помнит?  Не посещение Русского музея, а как мы в щелочку смотрели памятник, как он стоит во дворе, а там все вокруг валяется. И все мама звала: «Пойдем посмотрим на Александра III». А что нельзя и спрятано – очень хорошо запоминается. Сейчас этот памятник стоит возле Мраморного дворца.

Над этим памятником очень смеялись. Классическая эпиграмма: «Комод. На комоде бегемот, на бегемоте – обормот». Памятник скульптора Трубецкого. Большой такой постамент, на постаменте большой, коренастый несимпатичный конь. У него очень большой круп, и хвост его не прикрывает. Я специально узнавала, почему так изуродовали, это порода, которым очень коротко подстригают хвост. И на этом битюге сидит еще более крупный мужчина в военной форме. В нашем представлении император – это что-то воздушное, изящное. Александр был мужиком. По внешности он был мужиком самым натуральным. Я не знаю ваших эстетических предпочтений, но я вам вот что скажу: внешне он очень сильно уступал многим из русских императоров, но зато он был очень хорошим хозяином.

Что важнее для огромной России в которой все только и делали, что воровали, допущенные до кормушки? Это был действительно хозяин. У него даже типаж, даже поведение было не «из дому», а «в дом». Причем не в Зимний, а в Россию.  Масса примеров про него. Он ввел такой порядок: велел, чтобы ему еженедельно подавались списки с указанием главнейших дел государственных, которые были назначены на неделю, с указанием ответственных. Если дела были не выполнены, то вызывал этих ответственных. Он пытался бороться с бюрократической системой, которая воровала и делала гораздо меньше, чем должна была делать. Один из генералов оставил воспоминания (и я охотно им верю), что они как-то беседовали, Александр III что-то уронил, наклонился, и генерал с ужасом увидел заштопанные штаны на русском царе. Он в ужасе поинтересовался в чем дело. И Александр объяснил, что чего их менять, если они и так хорошие. Экономия. Я вас не рассмешить хочу, а объяснить, что представляет эпоха Александра III с 1881 по 1894 год. К моему сожалению, не все мои знакомые со мной согласны, но это дело каждого.

Процарствовал он очень не долго. Скончался он довольно рано, от цирроза печени, что дало возможность советским историкам утверждать, что он был алкаш, который только и думал, что выпить, но этот диагноз свойственен не только алкоголикам, хотя алкоголикам прежде всего. Тут дело не в этом. В целом правление Александра III характеризуется следующими моментами: если его отца называли царь-освободитель, то его называли царь-миротворец. В его правление в России не было ни одной войны. Причем нельзя сказать, что не было конфликтов, нельзя сказать, что ситуация не могла дойти до войны. Такие ситуации были, но войн не было. Достигнуто это было именно его твердой дипломатической линией. В его правление был пополнен золотой запас страны. Все остальные деньги тратили. Он – деньги копил. Это был первый русский император при котором начали выходить законы об охране труда.  Вариант КЗоТа. Первый закон об охране труда женщин, детей, об ограничении труда слабых представителей в ночное время и на тяжелых производствах. Это был первый русский император у которого вышел закон об охране русского леса. Он начал охранять русскую природу. При нем были созданы банки для поддержки дворянства, которое разорялось после 1861 года со страшной силой и крестьянства, которое нищало после 1861 года со страшной силой, в силу малоземелья. Вспоминайте основной крестьянский вопрос в 60-х годах.

Но почему же его так сильно не любят? Александра III очень не любили советские историки и многие современные исследователи. Потому что Александр III взял Россию «в кулак» и не выпустил ее. Причем я уже не первый раз замечаю, императоры которые начинают жестко, под конец царствования «ослабляют вожжи». Императоры, которые начинает «мягко», потом «гайки закручивают»: Александр I, Екатерина II, Александр II – одна и та же картина. Александр III начал очень жестко. С 90-х годов он начинает политику либерализации. Он политику привел в чувство, и начал потихоньку «вожжи отпускать», но потом к сожалению наступил 1894 год, и в Ливадии он умирает. Вот общая характеристика эпохи Александра III.

А теперь вернемся к марту 1881 года, посмотрим как эта эпоха началась. 1 марта1881 года он стал императором. Но это не значит, что 1 марта 1881года началась его эпоха. Сразу в день убийства Александра Лорис-Меликов подает в отставку. Он – министр внутренних дел, он Александра II не уберег. Александр III не принимает его отставки, и тогда Лорис-Меликов идет в прямое наступление. Он начинает буквально битву в Комитете министров за то, чтобы Россия продолжала идти по пути либеральных преобразований. Совершенно четко понятно, что Лорис-Меликов добивался этого не из личной корысти. Это видно по его переписке, по мемуарам, не предназначенным для печати. Он искренне считал, что Россия должна выйти на уровень федеративной республики – это его конечная цель.

Начинается противостояние либеральной части министров и консервативной части министров. Александр III проявляет свою особенность: он всех выслушивает и пока ничего не говорит. Он обычно выслушивал всех, а потом сам принимал решение. Начинается это безумное противостояние, примерно в 20-х числах апреля. Это коллапс государственной власти. Страна не понимает, что происходит, куда Россия пойдет, и как она путь выбирает. В 20-х числах апреля есть совершенно удивительная запись в дневнике государственного секретаря: «В городе только и разговоров, что о полном поражении Победоносцева. Все в восторге». 22 апреля 1881 года. Что значит эта фраза? Он же не знает о разговорах на рынке, на базаре, на кухне. Он знает о разговорах «верхушки». Понятно, что в городе речь о Петербурге. О поражении Победоносцева, это о том, что консервативная часть министров потерпела сокрушительное поражение. Следовательно либеральная часть министров выходит вперед, следовательно Россия выбирает либеральный путь. И все мемуары показывают, что это именно так и было.

29 апреля 1881 года, как гром среди ясного неба (этого никто не ожидал, утечки информации не произошло), появляется высочайший манифест о незыблемости самодержавия. Манифест был написан тремя людьми, прочтен, одобрен и подписан императором. Текст манифеста составлялся Константином Петровичем Победоносцевым. Ему на помощь специально из Москвы выехал М.Н. Катков и третий человек, участвующий в составлении текста манифеста был министр государственных имуществ Островский, брат драматурга. Но если мы с вами не знаем политических взглядов Островского, то мы с вами знаем взгляды Каткова и Победоносцева. Именно этот день и можно считать днем начала царствования Александра III. Потому что Александр III определился.

О чем этот манифест? Манифест о том, что идеи о разделении ответственности перед народом абсолютно беспочвенные, что делить власть с кем бы то ни было Александр III не собирается. Это была одна из идей Лорис-Меликова – создание представительного правительства. Он говорил о том, что Александр II погиб потому, что он один нес полную ответственность за все реформы, которые провела страна. И если разделить власть с представителями, то «не могут же они перестрелять всех». Я конечно упрощаю ситуацию, но, тем не менее, идея созыва представительного собрания, в перспективе Земского собора была именно такой.



Дальше идет фраза, которую очень сложно объяснять иностранцам. Фраза, которая говорит о безумной многозначности русского языка, и о том что единственное и множественное число может изменить смысл. Там была такая фраза: «Мы пойдем (император всегда называл себя мы) дорогой наших отцов». Не отца, который только что похоронен. У любого человека один отец. Кто отцы у Александра III? Это предыдущие императоры. Это Романовы. «Мы приняли самодержавие и мы в такой же форме, неизменно передадим нашему сыну». Именно с этой фразы современники поняли, что эпоха либеральных веяний закончилась.

Там была неудачная стилистическая фраза, тоже момент о том как стилистическая ошибка может дать повод позубоскалить. Там было сочетание «…Александра убили, а на нас возложить тяжелейшую обязанность…». А-на-нас. В итоге оппозиционно-настроенная часть общества нашла себе отдушину: стали утверждать, что наступили ананасные времена. В лавках стали на витринах выставлять ананасы. Полиция ходила и заставляла их убирать. Ананасы исчезли с полок на какое-то время. Когда больше ничего невозможно сделать, пытались делать так.

новости журналистики. клоуны и куклыИменно 29 апреля Лорис-Меликов снова подает в отставку и на этот раз его отставка принимается. Уходят практически все либеральные министры. Лорис-Меликов спокойно уезжает за границу лечиться, потом приезжает, пишет мемуары. Он просто сходит с политической сцены. Эпоха либеральных веяний закончилась, и с 29 апреля началась эпоха Александра III, которая потом получила название «Эпоха контрреформ». То есть эпоха консервативного развития России и эпоха сдерживания результатов великих реформ Александра II.

Не надо думать, что Александр III пытался отменить реформы Александра II – это ерунда. Но если мы с вами вспомним, что когда мы рисовали схему царствования Александра II, можно ли сказать, что Александр III принципиально изменил эту политику?  Со всеми изломами до 1866 года, а что у нас потом идет? Какой этап подхватывает фактически по содержанию Александр III? Первый или второй? Второй конечно. Он подхватывает консервативный этап Александра II. Он сам сдерживал действие своих великих реформ. Поэтому Александр продолжает линию своего отца. Именно в этом смысле я говорю, что 1 марта 1881 года принципиально русскую историю не изменило, не сломало. Журналисты, которых я принципиально не уважаю, потому что среди них есть много дилетантов, к сожалению среди них есть выпускники нашего факультета. Очень удобно в истории что-нибудь «сляпать». «1 марта Александр II должен был подписать конституцию», – это я не придумываю, это заголовки которые я сплошь и рядом видела.  «Россию от изменения кардинально ожидало 2 часа», – ерунда это собачья. Простите, но у меня других слов нет. Никакой Конституции там не было. Там действительно была версия о созыве представительного собрания. Но Александр II на это не шел, он никогда бы этого не сделал. Посмотрите, какая у него была политика. Ему было не удобно «в лоб» отказывать Лорис-Меликову, он тянул эту линию бесконечно. Там не было речи ни про какую Конституцию. Если вы что-то начнете писать на исторические темы, то проверьте по качественным источникам, что вы будете писать, а не так – «что удобно и за пятачок продадут». Ради этого не надо сидеть в университетских аудиториях. Спекулировать историей очень просто и очень страшно. Потому что вы манипулируете общественным сознанием очень серьезно.

Начинается эпоха контрреформ. Один из первых шагов Александра III – это проведение суда над членами Народной воли. Проведение суда с присяжными заседателями, адвокатами. Все было открыто. Катков искренне этим возмущался. Но все было проведено в рамках закона. И несмотря на письмо Л. Н. Толстого, призывающего не начинать царствование смертной казни, несмотря на пламенные выступления, на пламенные публичные лекции В. Соловьева в Петербургском императорском университете о необходимости отмены в России смертной казни, не смотря на прокламации, от Исполнительного комитета Народной воли, которые в огромном количестве были разбросаны по России и доставлены и в Зимний дворец, и в Гатчину, где весь март отсидел Александр III, – я понимаю, что ему было просто физически страшно.

новости журналистики. клоуны и куклыЭтой прокламацией Исполнительный комитет выражал сочувствие Александру III. Вдумайтесь. Исполнительный комитет Народной воли выражал сочувствие Александру III по поводу гибели его отца, а во-вторых, требовал немедленной амнистии всем политическим заключенным. О ком идет речь? «В противном случае вам придется разделить судьбу своего отца». Несмотря на это все суд прошел, и всех участников покушения за одним исключением возвели на эшафот, на виселицу. Это была последняя публичная казнь в России. Был повешен главный организатор этого преступления Андрей Желябов, причем на нем много висело подобных дел, только это уже был самый финал. Его схватили за 2 дня до 1 марта. Он просто не выдал полиции, что готовится покушение. Желябов – уроженец Феодосии, там им до сих пор гордятся. Там памятная доска, библиотека им. Желябова. Когда его схватили, дело в свои руки приняла Софья Перовская – главным организатором убийства была женщина, дворянка из богатой семьи, которая бросила родителей и ушла в революцию. И между прочим то, что повесили Софью Перовскую, послужило толчком для русского феминизма. Если женщину можно вешать наравне с мужчиной, значит она имеет равные права с мужчиной. Логика на самом деле железная.

Повесили человека, который собственноручно сделал бомбы в тесной квартирке. Причем я читала отчеты суда, они очень подробные. Ученые-химики утверждали, что в домашних условиях такие снаряды изготовить невозможно. Николай Кибальчич абсолютно целую лекцию прочел о том, что это возможно и рассказал полностью состав. Ученые были поражены. А во-вторых, я могу сказать, что Н. Кибальчич совершенно гениальный самоучка – второй Ломоносов. Он не получил никакого систематического образования. Он занимался очень много химией, постепенно он пришел к идее революции, стал работать на революцию и готовить эти снаряды. А пока он сидел в Петропавловке и ждал казни, он начертил на стенах Петропавловки схему летательного прибора, которую потом использует Циолковский. Он положит его в основу своего летательного аппарата.

Был повешен Николай Рысаков, который единственный просил прощения и подал прошение о помиловании. Не была повешена только одна из подручных – Софья Гельфман, потому что она была беременна, и ее сметную казнь отложили. Она родила ребенка, но потом она и ребенок скончались.

И отчеты о суде над народовольцами, и рассказы о казни довольно широко освещались русской прессой. Это шаг с которого Александр II начал царствование. В августе 1881 года выходит закон, который на самом деле либеральную часть русского общества просто потряс. После манифеста о незыблемости самодержавии все поняли, что путь России выбран, путь будет иной, на который рассчитывала либеральная часть общества, но никто не ожидал, что путь будет таким. В августе 1881 года вышел закон о чрезвычайном положении. По этому закону ряд местностей России, в том числе Петербург и Петербургская губерния объявлялись на чрезвычайном положении. Петербургская, Московская, целый ряд южных и т.д. Губернаторы местностей, объявленных на чрезвычайном положении, получали совершенно неограниченные права. Они могли без согласования с Центром закрыть любое промышленное заведение, если там начинались забастовки. Они могли закрыть любое учебное заведение, если там начинались волнения. Они могли закрыть любое периодическое издание, если это периодические издание с их точки зрения сеяло недопустимые идеи. Самое страшное – эпоха обсуждений постановления правительства уже закончилась. Самое страшное – любой житель Российской империи, заподозренный в участии в террористических организациях мог быть сослан без суда и следствия на срок до 5 лет. То есть это абсолютно не правовой акт, но Александр III и не делал вид, что он играет в правовые акты. Он Россию, с его точки зрения, привел в чувство. Потому что то, что творилось после 1 марта в общественном сознании – это невозможно передать. Общество было в шоке, общество было в страхе. Но в шоке и страхе была и Народная воля потому что практически все руководство было обезглавлено. В шоке и страхе была полиция, был Комитет министров, и посреди этого ужаса вся страна была одновременно засыпана прокламациями с призывами свержения существующего строя. Вот почему Александр III повел себя так.

С точки зрения государственных личностей, которые в это время определяют политику страны: во-первых, это сам Александр. Я считаю, на него лично никто не влиял, но он всех выслушивал. Людьми, которые влияли на общественное сознание, на понимание того, что происходит, надо назвать еще троих: это обер-прокурор священного синода Константин Петрович Победоносцев. Про него Блок написал: «В те годы дальние глухие в сердцах царили страх и тьма, Победоносцев над Россией простер совиные крыла». Это был кумир интеллигенции, кумир 80-90-х, 10-х годов Л. Н. Толстой. Есть совершенно потрясающий документальный фильм про Толстого. И третий человек, который оказывал колоссальное влияние в это время на народ – это священник Кронштадтского Морского собора, священник Иоанн. Сейчас мы его знаем, как Иоанна Кронштадтского. Эти четыре человека были столпами русского общественного мнения и государственной политики.

Победоносцев влиял на политику, а Толстой и Кронштадтский на русское сознание. Мы не будем говорить про все реформы. Историю журналистики без истории России понять совершенно невозможно. Одну контрреформу мы разберем очень подробно.  Это цензурная контрреформа. Цензурная контрреформа вылилась в принятие новых временных правил о печати 27 августа 1882 года. Очень важно, что эти временные правила не отменили временные правила печати 1865 года. Юридически 1865 год продолжал существовать, но фактически они их либо частично, либо полностью перекрыли. Во временных правилах о печати 1882 года 4 пункта. Они настолько жесткие по отношению к журналистике, что в обход всем существующим законам Александр III повелел их провести не через Государственный совет, а через Комитет министров. По правилам российской империи серьезное изменение законодательства должно было приниматься Государственным советом. Помните картину Репина «Заседание Государственного совета»? Там целая комната отведена под эту картину. Она написана в красных, багровых, коричневых тонах. И там человек 90, наверное, а Комитет министров – э то человек 15. Поэтому проще было, чтобы избежать столкновения, наложения права вето и прочее, провести через меньший орган. Это было проведено через Комитет министров.

Журналисты заметили нарушение закона и ничего не смогли сделать, естественно. И когда были приняты правила 1882 года, тогда журналисты начали с тоской вспоминать 1865 год, который они так долго сильно ругали. Они стали с улыбочкой смотреть на свои пожелания, которые они высказывали в эпоху Лорис-Меликова. Никакие законы, разрабатываемые в его эпоху уже не были приняты, хотя проект этого закона уже был практически готов. В правилах 82 года. 4 пункта.

1. Редакции выходящих в свет не менее одного раза в неделю повременных изданий, вызвавших третье предостережение, обязываются, по истечении срока приостановки и по возобновлении представлять номера их для просмотра в цензурные комитеты не позже 11-ти часов вечера накануне дня выпуска в свет, причем цензорам предоставляется право, в случае усматриваемого ими значительного вреда от распространения такого повременного издания, приостанавливать выход его в свет, не возбуждая судебного преследования поименованных в сем пункте повременных изданий в цензуру для просмотра, а также срочность или бессрочность сего обязательства, установляются по ближайшему усмотрению министра внутренних дел.

II. Редакции повременных изданий, выходящих без предварительной цензуры, обязываются, по требованию министра внутренних дел, сообщать звания, имена и фамилии авторов статей, печатаемых в упомянутых изданиях.

III. Вопросы о совершенном прекращении повременных изданий, выходящих как под предварительною цензурою, так и без нее, или о приостановке их без определения срока ее с воспрещением редакторам и издателям оных быть впоследствии редакторами или издателями каких-либо других периодических изданий, предоставляются совокупному обсуждению и разрешению министров: внутренних дел, народного просвещения и юстиции и обер-прокурора Святейшего Синода, при участии сверх того и тех министров или главноуправляющих отдельными частями, коими возбуждаются подобные вопросы. Порядок решения таких дел подчиняется общим для коллегиальных учреждений основаниям; — и

IV. Вышеприведенные правила распространяются в одинаковой степени и на повременные издания, арендуемые у правительственных и ученых учреждений.

Государь Император, в 27-й день августа 1882 года, положение Комитета высочайше утвердить соизволил.

Комиссия могла закрыть любое периодическое издание и редактор, и издатели запрещенных изданий больше не могли издавать или редактировать любое другое периодическое издание.

Теперь давайте запишем расшифровки этих милых правил.  Про какие издания идет речь? Про газеты. Это газетное время. Это время «газетного наводнения». Конечно, могли быть еженедельные журналы, но это прежде всего против газет. Получившие три предостережения, а их можно было получить за тридцать лет, а можно было получить и за три дня… По ранее принятому закону, те, кто получали три предостережения, на полгода останавливались. В столице на полгода, а провинции на 8 месяцев. Они не выходили. Подписчики не получали издания, хотя вложили деньги, журналисты не получали гонорары, издатели терпели убытки, хотя заключили контракт и должны был и выплачивать неустойку. Что происходит дальше? Как называется цензура, когда это издание должно не позднее 11 вечера накануне выхода быть представлено цензору? Тут нет слова про предварительно, но это фактически предварительная цензура.

Если я, например, выпускаю газету «Киевский муравей», меня коснется этот пункт или нет? Если я получу 3 предостережения, выдержу приостановку, меня ударит этот пункт или нет? Нет не коснется. Потому что 1865 год – отмена предварительной цензуры только для столичных периодических изданий. Мы говорим про частные издания. Правительственные издания не получат три предостережения, это невозможно. Провинция и так находится под предварительной цензурой. Первый пункт 1882 года и 1865 года только частично перекрывает. Он касается столичных газет.

А теперь представьте себе что такое предварительная цензура для столичной газеты. Все газеты выходят в 6 утра, ваша – в 10 вечера, вам еще надо до цензора довести. Все ваши конкуренты новости вставляют, а вы нет. Это смерть для газеты в то время. И газеты просто стали закрываться пачками.

Второе – комиссия. В народе это называли «комиссией четырех министров». Если вы написали какую-то статью, которая касается непорядков в армии, обиженный военный министр просит создать комиссию. Никто не смотрит ваших документов, никто не слушает ваших объяснений. Вас вообще туда не вызывают. Обиженный военный министр требует закрыть вашу газету и ее закрывают.  1865 год – преступления печати рассматриваются в суде, а тут торжество административного наказания печати. Представляете, что такое собраться 4 министрам? Полчаса при курьере, и вашего издания просто нет на белом свете. Если первый пункт закона перекрыл частично, то этот пункт закона перекрыл полностью. Хотя закон 1865 года полностью отменен не был.

Еще хуже, когда обращался не обиженный военный министр, а обиженный приятель военного министра. Такое было сколько угодно. Александр III писал: «Это паршивая журналистика, ей надо заткнуть рот». 1882 год – это кляп и «петля на шее русской журналистики». Поэтому понимаете почему они с тоской начали вспоминать 1865?

Следующий пункт. Редактора и издатели больше не могли создавать и редактировать. Журналистика придумала как обойти этот пункт, а цензура придумала как обойти тех, кто обошел ее. Вот вы издавали газету или журнал. Их закрыли. Тогда вы приглашаете подставного редактора (соломенного редактора). Он ставит свою фамилию, а я издаю. Но если я мало ему заплатила, или он хочет меня пошантажировать, или кто-то хочет свести счеты, то идет тайный доклад в Главное управление по делам печати. Они узнают, что у нас действует подставной редактор или подставной издатель и вас закрывают. Мы нарушили закон. Это никто не доказывал. Если есть донос – это не надо доказывать. Это не правовое государство, это не суд. Поступила такая информация – свободны. Издание закрывали и могли дать штраф.

И последний пункт: вы, например, живете где-нибудь в глубинке. И вы хотите написать о том, что ваше начальство взяло подряд на мощение дорог, деньги положило в карман, дало кому-то взятку и проверяющий «закрыл на это глаза». Публиковать эту новость у себя на родине вы не можете, поэтому вы корреспондируете в столицу. Здесь это публиковали. В провинции это было невозможно. Что делает обиженный губернатор? Он пишет запрос в канцелярию министра внутренних дел с просьбой сообщить, кто является автором такой-то корреспонденции в такой-то газете. Он не спрашивает, какое право имел этот негодяй так написать, он спрашивает, кто написал. Министр канцелярии, министр внутренних дел отправляет запрос в редакцию газеты. Кто написал такую корреспонденцию? Редакция оказывается перед ужасной дилеммой: либо она отвечает на этот запрос и сдает своего автора. Представляете, что с ним будет, если в провинции узнают кто написал? Это даже сейчас происходит, а тогда было еще хуже. Либо она откажется, и тогда их закрывают.

Я читала довольно много вещей. Выкручивались по-разному. Иногда говорили, что новость была составлена по слухам, но так долго нельзя было отвечать. Иногда говорили, что информацию дал человек, находящийся в данный момент за границей. А один раз сказали, что новость сообщил публицист недавно скончавшийся. Но далеко не всегда эмигранты или покойники были под рукой. Чаще всего редакция была вынуждена кого-то сдавать. Провинциального корреспондента «стирали в бараний рог» – это ничего не сказать. Их просто физически уничтожали. Доверие к редакции, которая выдала их моментально падала. А что ей оставалось делать?

Вот вам правила печати 1882 года, которые называли правилами страшными для русской журналистики. А год 1883 назвали годом упразднительной политики. Потому что в соответствии с правилами 1882 года начали десятками закрываться газеты и журналы. В 1884 году на основании этих правил были закрыты крупнейшие русские издания: журнал «Русские записки» и газета «Голос». Этот список можно продолжить. Некролог русской печати бесконечен.

Почему Александр принял такие правила я понимаю, хотя легче от этого русской журналистике не жилось. Анонимных авторов не имели право печатать. Печататься могли под псевдонимами, но редакция была обязана знать, кто это написал. Если они напечатали анонима, то они сами нарушили закон и их закрывали.

Курс: История русской журналистики второй половины XVIII века, начала XIX
Лектор: Елена Сонина